Trt-auto.ru

Автомобильный журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ответственность владельца источника повышенной опасности при дтп

Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда здоровью

Действующее законодательство Российской Федерации предусматривает гражданско-правовую ответственность в случае причинения вреда здоровью в результате дорожно-транспортного происшествия.

В соответствии со ст. 1085 Гражданского кодекса РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

В случае увечья или иного повреждения здоровья несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцати лет (малолетнего) и не имеющего заработка (дохода), лицо, ответственное за причиненный вред, обязано возместить расходы, вызванные повреждением здоровья. По достижении малолетним потерпевшим четырнадцати лет, а также в случае причинения вреда несовершеннолетнему в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, не имеющему заработка (дохода), лицо, ответственное за причиненный вред, обязано возместить потерпевшему помимо расходов, вызванных повреждением здоровья, также вред, связанный с утратой или уменьшением его трудоспособности, исходя из установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации (ст. 1085 Гражданского кодекса РФ).

Следует иметь ввиду, что в силу статьи 1079 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью граждан деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности, в том числе транспортным средством), возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины.

Учитывая, что в силу статьи 4 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее – Закон) владельцы транспортных средств обязаны застраховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств, при предъявлении требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина в результате дорожно-транспортного происшествия, непосредственно к владельцу транспортного средства (страхователю) суд вправе привлечь к участию в деле страховую организацию страховавшую гражданскую ответственность владельца транспортного средства.

Сумма возмещения вреда, не превышающая размер страховой выплаты, установленный статьей 7 Закона, может быть взыскана со страховщика. Если размер страховой выплаты полностью не возмещает причиненный вред, то суммы возмещения вреда в недостающей части подлежат взысканию с владельца транспортного средства.

Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла самого потерпевшего (пункт 1 статьи 1079 ГК РФ). Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства (пункт 1 статьи 202, пункт 3 статьи 401 ГК РФ). Под умыслом потерпевшего понимается такое его противоправное поведение, при котором потерпевший не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата (например, суицид).

Если владельцем источника повышенной опасности будет доказано, что этот источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц (например, при угоне транспортного средства), то суд вправе возложить ответственность за вред на лиц, противоправно завладевших источником повышенной опасности.

В случаях, когда в результате ДТП вред причинен третьим лицам (например, пассажирам, пешеходам) владельцы источников повышенной опасности, совместно причинившие вред, в соответствии с пунктом 3 статьи 1079 ГК РФ несут перед потерпевшими солидарную ответственность. Если определить степень вины не представляется возможным, доли признаются равными.

Учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (статья 1100 ГК РФ).

При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда, при определении которого суд учитывает требования разумности и справедливости исходит из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

Публикации

Попавший в ДТП пассажир имеет право получить двойные компенсации: он может требовать страховые выплаты не только с виновника аварии, но и со второго участника происшествия, разъяснил Верховный суд РФ. Высшая инстанция указала, что автомобиль относится к источнику повышенной опасности и ответственность за попадание в ДТП наступает у обоих водителей, даже если один из них в столкновении не виноват. Таким образом, при аварии имеет место не один страховой случай, а страховой случай для каждого договора ОСАГО, поясняет ВС РФ.

Суть дела

До Верховного суда РФ дошла жалоба жительницы Нижегородской области, просившей обязать ОАО «Росгосстрах» выплатить ей страховку.

Согласно материалам дела, в декабре 2016 года истица в качестве пассажира попала в аварию на 450 км автодороги Дзержинск — Нижний Новгород. Виновником столкновения с машиной Лада, в которой находилась истица, оказался водитель МАЗ, выехавший на полосу встречного движения. В результате аварии заявительница получила опасные для жизни тяжкие телесные повреждения.

На момент ДТП ответственность обоих водителей была застрахована в ПАО СК «Росгосстрах». Однако компания выплатила пострадавшей компенсацию в 187 тысяч 750 рублей только за виновника ДТП — водителя МАЗа. А в компенсации по договору страхования ответственности второго водителя, в машине которого ехала истица, Росгосстрах отказал, не признав этот случай страховым.

Такой отказ заявительница посчитала незаконным и обратилась за защитой своих интересов в Дзержинский суд Нижегородской области, но районный суд, а позднее и апелляционная инстанция областного суда в удовлетворении исковых требований пассажирке отказали.

Суды исходили из отсутствия правовых оснований для удовлетворения требований о взыскании страхового возмещения по каждому из договоров ОСАГО.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ с таким выводом не согласилась.

Позиция ВС

Верховный суд отмечает, что страховая ответственность в подобных случаях наступает у обоих водителей, невзирая на то, что один из них в ДТП не виноват.

Он ссылается на статью 1079 Гражданского кодекса, согласно которой юридические лица и граждане, использующие источник повышенной опасности для окружающих, обязаны возместить причинённый ими вред. К таким источникам закон относит и транспортные средства.

При этом владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причинённый в результате их взаимодействия, например, в ходе столкновения транспортных средств (пункт 3 статьи 1079).

«Таким образом, в последнем случае ответственность наступает для каждого из владельцев источников повышенной опасности», — отмечает ВС РФ.

Он также приводит нормы статьи 1 закона от 27 ноября 1992 года № 4015-1 «Об организации страхового дела», которыми зафиксировано, что страховым случаем является наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой обязанность страховщика осуществить страховую выплату.

«Таким образом, поскольку страховым случаем по договору ОСАГО является наступление ответственности владельца транспортного средства, то при причинении вреда третьим лицам взаимодействием транспортных средств, когда в силу пункта 3 статьи 1079 Гражданского кодекса наступает ответственность для каждого из владельцев транспортных средств, имеет место не один страховой случай, а страховой случай для каждого договора ОСАГО», — говорится в постановлении.

Высшая инстанция напоминает, что аналогичная позиция изложена в утверждённом 10 октября 2012 года президиумом ВС РФ обзоре судебной практики за второй квартал. В частности, в ответе на первый вопрос дано разъяснение о том, что «при причинении вреда третьему лицу взаимодействием источников повышенной опасности взыскание страховых выплат в максимальном размере, установленном законом об ОСАГО, производится одновременно с двух страховщиков, у которых застрахована гражданская ответственность владельцев транспортных средств, в том числе и в случае, если вина одного из владельцев в причинении вреда отсутствует».

В пункте 47 постановления пленума ВС РФ 26 декабря 2017 года № 58 также разъяснено, что страховое возмещение вреда из-за ДТП производится каждым страховщиком, у которых застрахована гражданская ответственность владельцев транспортных средств. Единственная оговорка касается суммы компенсаций: она не должна превышать 500 тысяч рублей по каждому договору (подпункт «а» статьи 7 Закона об ОСАГО).

Если же у пострадавшего в ДТП третьего лица возникли дополнительные расходы в виде конкретных материальных убытков, то они возмещаются солидарно.

«То обстоятельство, что ответственность владельцев транспортных средств застрахована в одной страховой компании, правого значения для определения размера страхового возмещения по каждому из договоров ОСАГО не имеет», — поясняет ВС РФ.

Он указывает, что все эти нормы и разъяснения нижегородские суды не учли. Таким образом, судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ находит, что судебные инстанции допустили существенные нарушения норм материального права.

Принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства, ВС РФ решил отменить апелляционное определение по делу и направить материалы на новое рассмотрение в областной суд.

Добровольные компенсации

Эксперты надеются, что решение Верховного суда РФ повлияет на страховые компании и они не будут доводить решение вопросов о компенсации пассажирам до суда.

«Радует, что спор, дошедший до высшей судебной инстанции, произошел именно со страховой компанией «Росгосстрах». Эта компания одна из самых крупных на страховом рынке. Однако эта же компания лидирует по числу безосновательных отказов в страховом возмещении.

Возможно, данное решение Верховного суда отнимет желание у страховых компаний доводить подобные споры до суда, а нижестоящие суды при рассмотрении аналогичных дел будут значительно чаще принимать во внимание правовую позицию своих старших коллег», — отмечает член Ассоциации юристов России, председатель общества защиты прав автомобилистов «Оса» Алексей Румянцев.

Он указал, что этим решением Верховный суд закрепил свою правовую позицию по аналогичным спорам, изложенную им ранее в постановлениях пленума и в обзоре судебной практики.

Поскольку в данном случае вред здоровью был причинен третьему лицу при взаимодействии источников повышенной опасности (транспортными средствами), то в соответствии с пунктом 3 статьи 1079 ГК РФ владельцы транспортных средств обязаны нести солидарную ответственность перед потерпевшей независимо от их вины, напоминает эксперт.

Причинение вреда третьему лицу в результате взаимодействия источников повышенной опасности для каждого владельца этих источников влечёт наступление страхового случая в рамках договора обязательного страхования, а размер причинённого каждым из них вреда находится в пределах страховой суммы, добавил Румянцев.

«Взыскание денежных средств одновременно с двух страховщиков в случае, если вина одного из владельцев источника повышенной опасности отсутствует, законно и обосновано.

Солидарный должник, возместивший совместно причиненный вред, вправе требовать с каждого из других причинителей вреда долю выплаченного потерпевшему возмещения в размере, соответствующем степени вины каждого из должников», — отметил член АЮР.

Обязан ли работодатель возместить моральный вред родственникам, если работник погиб в ДТП?

Согласно п.1 ст.1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Статья 22 Трудового кодекса РФ устанавливает обязанность работодателя возместить вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в установленных законом случаях.

Действительно, согласно ст. 237 ТК РФ работодатель несет ответственность перед работником за причинение ему морального вреда вследствие неправомерных действий или бездействия работодателя.

Однако законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

Пункт 1 ст. 1079 ГК РФ предусматривает ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих.

Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной связанной с ней деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным п. п. 2 и 3 ст. 1083 ГК РФ.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Согласно положениям п. 1 ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

В данном случае закон предусматривает освобождение от ответственности работодателя только в случае, если вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего, и работодатель имеет право на уменьшение размера ответственности, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда.

Таким образом, работодатель, как владелец источника повышенной опасности, независимо от того, что работник сам в силу своих действий причинил себе вред, обязан возместить моральный вред родственникам погибшего независимо от вины.

Читать еще:  Как проверить электронный полис осаго на подлинность?

Подготовлено прокуратурой Шацкого района

  • О нас
    • Совет ветеранов
      • Новости Совета
      • Документы
      • Поздравления
      • Вспоминая былое
      • Помним
      • Жизнь на пенсии
    • История прокуратуры
      • Прокуратура Рязанской области
      • Пенсионеры прокуратуры Рязанской области — ветераны ВОВ
  • Деятельность
    • Прокуратура разъясняет
      • Нормативные акты по вопросам противодействия коронавирусной инфекции
      • Видео и аудиоролики
      • Видеосюжеты
      • Буклеты. Брошюры. Баннеры.
      • Вопрос-ответ
    • Защита прав предпринимателей
    • Общественный совет по защите малого и среднего бизнеса
      • Нормативные документы
      • Состав совета
      • К сведению предпринимателей
  • Взаимодействие со СМИ
    • Новости Совета ветеранов
    • Новости прокуратуры области
  • Контактная информация
    • О нас
    • Полезные ссылки
  • Нюрнбергский процесс
  • 75 ЛЕТ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЕ

Вопрос-Ответ

Федеральным законом от 15 октября 2020 года № 336-ФЗ внесены изменения в статью 28.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ, корректирующие порядок прекращения уголовного преследования в связи с возмещением ущерба.

Федеральным законом от 15 октября 2020 года № 336-ФЗ внесены изменения в статью 28.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ, корректирующие порядок прекращения уголовного преследования в связи с возмещением ущерба.

Поправки касаются лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении таких налоговых преступлений, как уклонение от уплаты налогов и страховых взносов, неисполнение обязанностей налогового агента.

Ранее действовали положения УПК РФ, согласно которым при определенных условиях суд, а также следователь прекращали уголовное преследование, если до назначения судебного заседания причиненный бюджетной системе ущерб возмещен в полном объеме. Новый закон исключает слова «до назначения судебного заседания». При таких обстоятельствах суд будет вправе в любой момент до удаления в совещательную комнату прекратить уголовное преследование в отношении указанных лиц при условии полного возмещения ими ущерба, причинённого бюджетной системе Российской Федерации.

Новый порядок прекращения уголовного преследования действует с 26.10.2020.

Подготовлено прокуратурой Кораблинского района по материалам СПС КонсультантПлюс

Является ли квартира, приобретенная в период брака на деньги от продажи квартиры одного из супругов, совместной собственностью?

У организации находится в собственности нежилое помещение (магазин) в здании, пристроенном к жилому многоэтажному дому. Имеются отдельные кадастровые номера на здание и земельный участок.

С жилым домом здание соединено общей стеной и общей крышей. Должна ли организация платить взносы на капитальный ремонт?

Как оплачиваются дополнительные работы по договору подряда?

Должно ли помещение гостиницы (хостела) быть оборудовано тревожной кнопкой?

Контакты

Адрес: 390023 г. Рязань, ул. Введенская, 81

ПОДПИСАТЬСЯ НА РАССЫЛКУ

  • Новости
  • О прокуратуре
  • Деятельность
  • Контактная информация
  • Обращения граждан
  • RSS

Copyright © 2004—2020 «Прокуратура Рязанской Области»

ВС: Совместная ответственность владельца авто и лица, управляющего им без водительских прав, возможна

Нижестоящие суды взыскали компенсации морального вреда и расходы на погребение погибших в ДТП только с законного владельца, допущенного к управлению автомобилем на основании полиса ОСАГО. Однако в рамках дела № 82-КГ19-1 Судебная коллегия по гражданским делам ВС указала, что необходимо было исследовать обстоятельства, позволяющие привлечь к ответственности и непосредственного причинителя вреда (Определение от 5 августа 2019 г.).

В декабре 2016 г. на автомобильной дороге «Иртыш» Шумихинского района Курганской области произошло ДТП. Автомобилем «Мерседес Бенц Е200» управлял Артем Челноков, который находился в состоянии алкогольного опьянения. Машина выехала на встречную полосу и столкнулась с ехавшим по своей полосе «Шевроле Круз». На момент происшествия Артем Челноков был лишен права на управление транспортным средством. В результате ДТП погибли водитель «Шевроле» Сергей Осипов и пассажир Ольга Таран, здоровью пассажира «Мерседеса» Романа Путинцева был причинен тяжкий вред.

В соответствии со страховым полисом ОСАГО, оформленным с октября 2016 г. по октябрь 2017 г., собственником автомобиля, которым в момент ДТП управлял Артем Челноков, являлся Сергей Тараскин, а одним из лиц, допущенных к управлению этим транспортным средством, – пострадавший Роман Путинцев. Сам Челноков не был упомянут в полисе ОСАГО.

В июне 2017 г. Шумихинский районный суд Курганской области признал Артема Челнокова виновным в совершении двух преступлений, связанных с нарушением ПДД и управлением транспортным средством в состоянии опьянения (ч. 6 ст. 264 и ст. 264.1 УК РФ).

Обратившись в суд, изначально родственники погибших потребовали у Артема Челнокова возместить им расходы на погребение близких и компенсировать моральный вред, причиненный его преступлением. Однако позднее они уточнили исковые требования, дополнительно предъявив иски к Роману Путинцеву и Сергею Тараскину.

Обосновывая свои требования, истцы указали, что Сергей Тараскин является собственником автомобиля «Мерседес Бенц Е200», т.е. владельцем источника повышенной опасности. При этом сведения о законности или незаконности изъятия этого транспортного сведения из владения собственника отсутствуют, поэтому имеются основания для привлечения Тараскина в качестве соответчика. Относительно требований к Роману Путинцеву истцы пояснили, что в момент ДТП он фактически являлся законным владельцем автомобиля на основании полиса ОСАГО. При этом они сообщили, что Артем Челноков управлял машиной с согласия Путинцева.

Родственники погибшего Сергея Осипова просили взыскать в их пользу компенсацию морального вреда на общую сумму 3 млн руб. и расходы на погребение на сумму чуть более 21 тыс. руб. Родители Ольги Таран оценили свой моральный вред в 2 млн руб. каждый, их расходы на погребение дочери составили чуть более 24 тыс.

В суд также поступило заявление Романа Путинцева, который потребовал у находившегося за рулем Артема Челнокова компенсировать моральный вред. В качестве суммы возмещения он указал 2 млн руб., обосновав наличие физических и нравственных страданий ссылкой на тяжкий вред, причиненный его здоровью в результате ДТП.

Шумихинский районный суд Курганской области частично удовлетворил исковые требования родственников погибших. С Романа Путинцева в пользу матери и детей Сергея Осипова было взыскано по 500 тыс. руб. компенсации морального вреда каждому, а также расходы на погребение в полном объеме. Родители Ольги Таран получили по 600 тыс. руб. компенсации, а также чуть более 16 тыс. руб. на погребение. В удовлетворении остальной части требований родственников погибших суд отказал. Роман Путинцев также получил частичное возмещение морального вреда: суд обязал Артема Челнокова выплатить ему 200 тыс. руб.

Частично удовлетворяя требования, первая инстанция исходила из того, что на момент ДТП единственным законным владельцем автомобиля «Мерседес Бенц Е200» на основании страхового полиса ОСАГО являлся именно Роман Путинцев, который был допущен собственником машины к управлению ею. Поэтому, по мнению суда, именно этот гражданин должен был возместить вред, причиненный при ДТП.

Отказывая в удовлетворении исковых требований родственников погибших к водителю Артему Челнокову, Шумихинский районный суд указал, что это лицо находилось за рулем автомобиля без законных оснований, поскольку было лишено права на управление транспортным средством и не было допущено собственником автомобиля к его управлению. Суд также не усмотрел оснований для возложения ответственности по возмещению материального ущерба и компенсации морального вреда на Сергея Тараскина, поскольку отсутствовали доказательства наличия между ним и Путинцевым трудовых либо гражданско-правовых отношений.

При удовлетворении исковых требований Романа Путинцева к Артему Челнокову только в части суд, сославшись на ст. 1064, 1079 ГК, учел степень вины самого потерпевшего в причинении ему вреда. Как указано в решении, Путинцев передал управление автомобилем находившемуся в состоянии алкогольного опьянения и лишенному права управления лицу, сам он также был пьян и, кроме того, не воспользовался ремнем безопасности.

С выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием согласилась и судебная коллегия по гражданским делам Курганского областного суда, дополнительно высказав суждение об отсутствии допустимых доказательств противоправного завладения автомобилем «Мерседес Бенц Е200» Артемом Челноковым.

Родители Ольги Таран посчитали постановления незаконными и обратились в Верховный Суд. При первом изучении кассационной жалобы судья ВС отказал в ее передаче для рассмотрения. Истцы подали повторную жалобу, изучив которую заместитель председателя ВС пришел к выводу о необходимости ее обсуждения в заседании Судебной коллегии по гражданским делам.

Проанализировав ряд норм о возмещении вреда (ст. 151, 1064, 1100, 1101, 1079 ГК РФ), а также п. 24 Постановления Пленума ВС от 26 января 2010 г. № 1, коллегия пришла к выводу, что законный владелец источника повышенной опасности и лицо, завладевшее этим источником повышенной опасности и причинившее вред в результате его действия, несут ответственность в долевом порядке при совокупности нескольких условий. К ним относится одновременное наличие противоправного завладения источником повышенной опасности лицом, причинившим вред, и вины владельца этого источника в противоправном изъятии. ВС отметил, что перечень случаев и обстоятельств, при которых непосредственный причинитель вреда противоправно завладел источником повышенной опасности при наличии вины владельца источника повышенной опасности в его противоправном изъятии лицом, причинившим вред, не является исчерпывающим.

Применив системное толкование приведенных выше норм ГК, п. 24 Постановления № 1 и отдельных пунктов ст. 25 Закона о безопасности дорожного движения, Верховный Суд указал, что за причинение вреда при использовании автомобиля гражданином, который не имеет права на управление, владелец машины отвечает совместно с таким гражданином в том случае, если, передавая автомобиль, владелец знал, что указанный гражданин не имеет права на управление данным транспортным средством. При этом доля ответственности каждого определяется в зависимости от степени вины.

Коллегия по гражданским делам подчеркнула, что суды первой и апелляционной инстанций не определили наличие указанных условий для возложения ответственности по возмещению материального ущерба и компенсации морального вреда на водителя Артема Челнокова, являющегося непосредственным виновником ДТП. По мнению ВС, районный и областной суды неправильно определили правоотношения сторон, вследствие чего пришли к неправомерному выводу об отсутствии оснований для возложения ответственности на ответчика Челнокова.

На основании этого Верховный Суд отменил оба акта нижестоящих инстанций, указав, что при новом рассмотрении дела необходимо установить, имелись ли обстоятельства, свидетельствующие о противоправном завладении транспортным средством Артемом Челноковым и о виновном поведении владельца автомобиля Романа Путинцева, передавшего полномочия по его управлению лицу, не имеющему права на управление.

Адвокат АП Московской области, партнер юридической компании КЪЮ-Групп Кирилл Данилов обратил внимание на логическую ошибку, допущенную нижестоящими судами. «Своими действиями Челноков причинил вред как родственникам погибших, так и Путинцеву. Природа причинения вреда, противоправные действия, причинно-следственная связь являются одинаковыми и для истцов, и для Путинцева. Однако суды первой и апелляционной инстанций взыскали с Челнокова компенсацию морального вреда только в пользу Путинцева, а остальным отказали. При этом внятной правовой аргументации такого двоякого подхода они не привели», – пояснил адвокат.

По мнению Кирилла Данилова, суды правомерно отказали в удовлетворении требований к собственнику «Мерседеса» Сергею Тараскину. «Он вписал в полис ОСАГО Путинцева, тем самым наделив последнего правом владения и пользования автомобилем. В силу ст. 1079 ГК обязанность возмещения вреда возлагается на гражданина, который владеет источником повышенной опасности на любом законном основании», – напомнил эксперт.

По его словам, ВС еще в «старом» Обзоре законодательства и судебной практики за четвертый квартал 2005 г. указывал, что в таких случаях ответственность будут нести не собственники автомобиля, а законные владельцы, которые фактически им управляли в момент ДТП. Как сообщил адвокат, Суд продолжает придерживаться такой позиции, что, в частности, отражено в Определении от 14 марта 2017 г. № 37-КГ17-2.

Адвокат АП Калужской области Дмитрий Кияшко отметил, что на основании п. 1 ст. 1064 ГК по общему правилу такой вред возмещается причинителем вреда, т.е. в данном случае – водителем. При этом, по его словам, ответственность последнего перед потерпевшими лишь в исключительных случаях может быть возложена на иное лицо на основании п. 1 ст. 1068 ГК. «Законом установлена также ответственность владельцев источников повышенной опасности за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (ч. 1 ст. 1079 ГК РФ), которая не исключает ответственности причинителя вреда, а дополняет ее», – сообщил адвокат. По его мнению, именно это обстоятельство не учли суды первой и апелляционной инстанций, безосновательно исключив непосредственного виновника ДТП из числа лиц, отвечающих за причинение вреда.

«Владельцем автомобиля должно быть признано лицо, которое на законных основаниях осуществляет физический контроль над машиной. Поэтому признание судом Романа Путинцева владельцем правомерно с учетом конкретных обстоятельств дела (он вписан в страховой полис ОСАГО и, по всей видимости, получил от собственника ключи и документы от автомобиля)», – прокомментировал Дмитрий Кияшко. Что касается собственника транспортного средства, то, как отметил адвокат, Сергей Тараскин может быть освобожден от ответственности в силу п. 2 ст. 1079 ГК РФ.

Апелляция разъяснила порядок взыскания ущерба за ДТП, которые совершены не автовладельцами

Ивановский областной суд представил на своем сайте обзор судебной практики по уголовным, гражданским и административным делам за второй квартал 2015 года, утвержденный Президиумом суда 10 июля 2015 года.

В обзоре анализируются вопросы назначения наказания, освобождение по амнистии, квалификации преступлений, нарушения права на защиту, взыскание компенсации морального вреда. Кроме того, рассматриваются споры, возникающие из договорных и гражданских правоотношений, а также процессуальные вопросы.

Так, разбирая одно из дел, апелляционный суд отмечает, что освобождение владельца источника повышенной опасности от ответственности возможно лишь в случае отсутствия его вины в противоправном изъятии источника повышенной опасности.

Т. обратился в суд с иском к С.Е., С.Р. о взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП. В обоснование требований истец указал, что ДТП произошло с участием принадлежащего ему автомобиля и автомобиля, под управлением С.Р., принадлежащего С.Е. Постановлением по делу об административном правонарушении виновным в ДТП признан водитель С.Р., управлявший автомобилем, принадлежащим ответчику. Гражданская ответственность владельца автомобиля (ответчика) на дату ДТП застрахована не была.

Читать еще:  Как продлить полис осаго согласие через интернет

Определением суда от 16 октября 2014 года к участию в деле в качестве соответчика привлечен С.Р. Решением Фурмановского городского суда Ивановской области от 23 октября 2014 года заявленные требования Т. удовлетворены частично.

Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда, отменяя решение суда первой инстанции, признала выводы суда, изложенные в решении, несоответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Принимая решение о частичном удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что в пользу истца подлежит взысканию стоимость восстановительного ремонта его автомобиля, определенная экспертом ООО «А.».

Однако вывод суда о том, что транспортное средство ответчика С.Е. выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц, а именно соответчика С.Р., и вина владельца источника повышенной опасности С.Е. отсутствует, в связи с чем ответственность за вред, причиненный в результате ДТП истцу Т. автомобилем, принадлежащем С.Е., должен нести С.Р., суд апелляционной инстанции признал необоснованным.

По смыслу абз. 2 ч. 1 ст. 1079 ГК РФ, обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Согласно ч. 2 названного Кодекса, владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.

Таким образом, имеющими значение для разрешения спора о возложении обязанности по возмещению материального вреда, причиненного в результате ДТП, являются, в частности, обстоятельства, связанные с тем, кто и на каком праве на момент ДТП владел источником повышенной опасности.

Доказательств того, что транспортное средство выбыло из обладания С.Е. в результате противоправного действия С.Р., не представлено. В правоохранительные органы с заявлением о хищении или угоне транспортного средства С.Е. не обращался, данного факта работниками ГИБДД в рамках административного дела также не выявлено.

В нарушение положений ст. 210 ГК РФ С.Е., как собственник, не обеспечил сохранность своего автомобиля, не осуществлял надлежащий контроль за принадлежащим ему источником повышенной опасности, поэтому в силу п. 2 ст. 1079 ГК РФ обязан нести материальную ответственность перед истцом, как лицо, виновное в причинении вреда.

Оснований, предусмотренных п. 2 ст. 1079 ГК РФ, для освобождения ответчика С.Е. от возмещения вреда судом первой инстанции не установлено и в суд апелляционной инстанции не предоставлено.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 18 марта 2015 года решение Фурмановского городского суда Ивановской области от 23 декабря 2014 года отменено. По делу принято новое решение.

С полным текстом обзора законодательства и судебной практики Ивановского областного суда за второй квартал 2015 года можно ознакомиться здесь.

Ответственность владельца источника повышенной опасности при дтп

Общеправовой принцип вины при возложении имущественной ответственности, предусмотренный ст. 1064 ГК РФ, имеет прочно сформировавшуюся практику. Но гражданское законодательство знает случаи, когда возмещение ущерба происходит вне зависимости от вины. Это актуально для автомобилистов и иных владельцев источника повышенной опасности. Гражданский кодекс содержит нормы, с помощью которых можно обязать возместить ущерб лицо, невиновное в причинении вреда, и отвечает на вопрос, можно ли самому избежать участи без вины виновного.

Разъясняя применение ст. 1079 ГК РФ, Пленум Верховного Суда РФ также указал, что вред, причиненный источником повышенной опасности, подлежит возмещению вне зависимости от вины. Возложение ответственности без вины предусмотрено ст. 1100 ГК РФ, согласно которой причиненный моральный ущерб возмещается вне зависимости от вины причинителя, если это произошло при использовании источника повышенной опасности. По этим правилам взыскивают и расходы, понесенные лицом для восстановления здоровья, компенсацию утери кормильца, утраченного заработка. Параллельно понятию невиновности существует еще понятие форс-мажора, то есть непреодолимой силы, возникшей внезапно и непредсказуемо.

В п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» указывается, что владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла самого потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК РФ). Однако в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 1083 ГК РФ при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное.

При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается. Таким образом, форс-мажор и невиновность приобретают одинаковое последствие — снижение размера ответственности в случае причинения вреда жизни и здоровью и могут стать основаниями освобождения от нее в случае причинения материального вреда. В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. В случае с автомобилем действует правило ст. 1079 ГК РФ. В силу данной статьи вред, причиненный жизни или здоровью граждан деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности), возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины.

По смыслу ст. 1079 ГК РФ, источником повышенной опасности следует признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами.

Критерий сформулирован в общем виде, в силу чего перечень источников не исчерпывающий. Главное, чтобы вред явился результатом его действия или проявления его вредоносных свойств. Следовательно, причинителем вреда (виновником) должно быть признано то лицо, между действиями или бездействием которого и наступлением вреда будет доказана причинно-следственная связь. Этот вывод важен при определении наступления солидарной ответственности, а также для решения вопроса о размере ответственности.

Так, в силу ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. Для того, чтобы снизить размер взыскиваемого материального ущерба или даже исключить его, а также для снижения суммы морального вреда (полностью освободить нельзя), предполагаемому причинителю по смыслу ст. 1079 и 1083 ГК РФ нужно доказать наличие грубой неосторожности или умысла потерпевшего. Факт грубой неосторожности устанавливается судом исходя из обстоятельств, например, наличия состава правонарушения с его стороны, ставшего причиной возникновения ущерба.

Под умыслом потерпевшего понимается такое его противоправное поведение, при котором потерпевший не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата. Так, признается, что допущение истцом нарушений Правил дорожного движения, повлекших ДТП на равных с действиями ответчика, является его грубой неосторожностью и основанием для снижения размера ответственности.

Оценить размер морального ущерба сложно. Вообще, под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Такое определение дается в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». Применительно к теме моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Однако в любом случае суд обязан принять во внимание степень причиненного вреда, субъективные характеристики самого потерпевшего.

Старший помощник прокурора Ленинского административного округа г. Омска младший советник юстиции М.А. Хрестолюбова

Новости

МВД России

Москва

  • Центральный
    • Москва
    • Белгородская область
    • Брянская область
    • Владимирская область
    • Воронежская область
    • Ивановская область
    • Курская область
    • Костромская область
    • Калужская область
    • Липецкая область
    • Московская область
    • Орловская область
    • Рязанская область
    • Смоленская область
    • Тульская область
    • Тверская область
    • Тамбовская область
    • Ярославская область
    • Статьи и заметки
  • Северо-Западный
    • Санкт-Петербург
    • Архангельская область
    • Вологодская область
    • Калининградская область
    • Ленинградская область
    • Мурманская область
    • Новгородская область
    • Псковская область
    • Республика Коми
    • Республика Карелия
    • Ненецкий АО
  • Приволжский
    • Кировская область
    • Нижегородская область
    • Оренбургская область
    • Пермский край
    • Пензенская область
    • Республика Татарстан
    • Республика Мордовия
    • Республика Башкортостан
    • Республика Марий Эл
    • Саратовская область
    • Самарская область
    • Ульяновская область
    • Удмуртская Республика
    • Чувашская Республика
  • Дальневосточный
    • Амурская область
    • Еврейская АО
    • Камчатский край
    • Магаданская область
    • Приморский край
    • Республика Саха (Якутия)
    • Сахалинская область
    • Хабаровский край
    • Чукотский АО
  • Сибирский
    • Алтайский край
    • Забайкальский край
    • Иркутская область
    • Красноярский край
    • Кемеровская область
    • Новосибирская область
    • Омская область
    • Республика Хакасия
    • Республика Тыва
    • Республика Бурятия
    • Республика Алтай
    • Томская область
  • Северо-Кавказский
    • Карачаево-Черкесия
    • Кабардино-Балкария
    • Республика Ингушетия
    • Северная Осетия
    • Ставропольский край
    • Чеченская Республика
    • Республика Дагестан
  • Южный
    • Астраханская область
    • Волгоградская область
    • Краснодарский край
    • Ростовская область
    • Республика Калмыкия
    • Республика Адыгея
    • Республика Крым
    • Севастополь
  • Уральский
    • Курганская область
    • Свердловская область
    • Тюменская область
    • Ханты-Мансийский АО
    • Челябинская область
    • Ямало-Ненецкий АО

Главная Центральный федеральный округ Рязанская область

Дорожное движение регламентировано специальным нормативным актом – Правилами дорожного движения РФ, а эксплуатация транспортных средств Основными положениями по допуску транспортных средство к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения от 23 октября 1993 года.

Нарушение ПДД влечет за собой, в том числе и уголовную ответственность. Поэтому в законе и выделена самостоятельная норма, устанавливающая уголовную ответственность за данное преступление, поэтому лицо, имеющее автомобиль или любое другое механическое транспортное средство должно разбираться в таком вопросе как «Нарушение ПДД и эксплуатации транспортных средств» (УК РФ ст. 264).

Статья 264 УК РФ – Нарушение ПДД – гласит, что составом преступления выступают деяния человека, который находился за рулем и нарушал правила дорожного движения или эксплуатации транспортного средства, что в итоге привело к причинению тяжкого вреда здоровью человека или смерти человека.

Ответственность по ст. 264 УК РФ могут нести водители-профессионалы, автолюбители, лица, не имеющие удостоверения или лишенные в установленном порядке права управления транспортом, угонщики транспортных средств, достигшие шестнадцати лет. Не имеет значения для ответственности по ст. 264 УК РФ, кому принадлежало транспортное средство. Не может быть привлечен к ответственности ученик, управляющий транспортным средством с двойным управлением в присутствии инструктора. Если же он самовольно взял машину и совершил ДТП, то он отвечает как любой водитель, управляющий транспортным средством без удостоверения на право управления автомобилем или иным транспортным средством.

Статья 264 УК РФ предусматривает различную степень наказания, в зависимости от квалификации преступленного деяния. Самым максимальным является наказание по части 6 ст. 264 УК РФ в виде лишения свободы сроком до 9 лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет. Отсутствие нижнего предела наказания оставляет широкий простор судейскому усмотрению.

В рамках уголовного дела по ст. 264 УК РФ в силу пункта 1 ст. 1079 Гражданского кодекса РФ предъявляются гражданские иски к собственнику транспортного средства о возмещении морального вреда и имущественного ущерба. Обязанность возмещения возлагается как на гражданина, так и на юридическое лицо, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании.

Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. В этом случае, ответственность за причиненный вред несут лица, противоправно завладевшие источником повышенной опасности (пункт 2 ст. 1079 ГК РФ).

Защита прав в суде

17.04.2019г.

Ответственность владельцев источников повышенной опасности за вред, причиненный третьим лицам в результате столкновение транспортных средств. Разъясняет аппарат прокуратуры области

Разъясняет старший прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры области А.А. Губина.

Согласно ст.1079 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (пункт 1).

При этом владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам. Таким образом, в последнем случае ответственность наступает для каждого из владельцев источников повышенной опасности.

Читать еще:  Срок обращения по европротоколу осаго

В силу Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО) владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, которые установлены данным законом и в соответствии с ним, страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств.

Страховым случаем является наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой в соответствии с договором обязательного страхования обязанность страховщика осуществить страховую выплату.

Вместе с тем нередки случаи, когда страховые организации не в полном объеме выплачивают страховые возмещения лицам, пострадавшим в результате взаимодействия источников повышенной опасности (например, пассажирам автотранспортных средств или пешеходам, пострадавшим в результате столкновения двух и более автомобилей и т.д.), полагая, что ответственность перед потерпевшим должен нести только тот страховщик, у которого застрахована гражданская ответственность виновника ДТП, а если ответственность обоих участников ДТП застрахована в одной страховой организации, то страховой случай возникает также только у виновника ДТП, а поэтому потерпевшему должна производиться только одна выплата.

Однако в силу п. 1 и п. 3 ст. 1079 ГК РФ в случае отсутствия вины владелец источника повышенной опасности не освобождается от ответственности за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия источников повышенной опасности, в том числе если установлена вина в совершении дорожно-транспортного происшествия владельца другого транспортного средства. При причинении вреда третьему лицу взаимодействием источников повышенной опасности страховым случаем по договору ОСАГО является наступление ответственности владельца транспортного средства, а потому взыскание страховых выплат в максимальном размере, установленном Законом об ОСАГО, должно производиться одновременно с двух страховщиков, у которых застрахована гражданская ответственность владельцев транспортных средств.

Такие разъяснения содержатся в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации (далее – ВС РФ) за второй квартал 2012 года, утвержденном Президиумом ВС РФ 10.10.2012.

Аналогичная правовая позиция изложена и в п. 47 постановления Пленума ВС РФ от 26.12.2017 № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», а также в определениях ВС РФ по конкретным гражданским делам, пересмотренным высшей судебной инстанцией в кассационном порядке.

Так, в определении от 10.07.2018 № 9-КГ18-9 по гражданскому делу по иску Калинкиной Г.В. к публичному акционерному обществу «Страховая компания «Росгосстрах» о взыскании страховой выплаты Верховный Суд РФ еще раз разъяснил, что при аварии имеет место не один страховой случай, а страховой случай для каждого договора ОСАГО и ответственность за ДТП наступает у обоих водителей, даже если один из них в столкновении не виновен, в связи с чем пассажир имеет право получить «двойные компенсации».

Согласно материалам дела, в декабре 2016 г. Калинкина Г.В. в качестве пассажира попала в аварию на 450 км автодороги Дзержинск — Нижний Новгород. Виновником столкновения с машиной Лада, в которой находилась истец, оказался водитель МАЗ, выехавший на полосу встречного движения. В результате аварии заявительница получила опасные для жизни тяжкие телесные повреждения. На момент ДТП ответственность обоих водителей была застрахована в ПАО СК «Росгосстрах». Однако компания выплатила пострадавшей компенсацию в сумме 187 750 руб. только за виновника ДТП — водителя МАЗа. А в компенсации по договору страхования ответственности второго водителя, в машине которого ехала истец, страховая компания отказала, не признав этот случай страховым. Такой отказ заявительница посчитала незаконным и обратилась за защитой своих интересов в Дзержинский суд Нижегородской области, но районный суд, а позднее и суд апелляционной инстанции в удовлетворении исковых требований пассажирке отказали.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ с таким выводом не согласилась, отменив апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 28.11.2017 и решение Дзержинского суда Нижегородской области от 21.08.2017 и направив дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Ответственность владельца источника повышенной опасности при дтп

Согласно п. 1 ст. 1079 ГК возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, обязан его владелец. Под владельцем источника повышенной опасности следует понимать юридическое лицо или гражданина, осуществляющих эксплуатацию источника повышенной опасности в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, оперативного управления либо по другим основаниям (по договору аренды, по доверенности на управление транспортным средством, в силу распоряжения компетентного органа о передаче источника повышенной опасности и и т.п.) В приведенном определении, закрепленном п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г [1] ., указывается на два признака владельца источника повышенной опасности — юридический и материальный.

Юридический признак означает, что владельцем признается лишь то лицо, которое обладает соответствующим правомочием в отношении источника повышенной опасности. Такими правомочиями могут быть право собственности, право хозяйственного ведения или иное право вещного типа, право, приобретенное на основании договора, и т. п.

В соответствии с материальным признаком владельцем признается лишь тот собственник или иной титульный владелец источника повышенной опасности, который одновременно осуществляет над ним фактическое господство, т. е. эксплуатирует или иным образом использует (в том числе хранит) объект, обладающий опасными свойствами. Как правило, оба названных признака владельца источника повышенной опасности должны быть налицо, за исключением случаев, указанных в законе [2] . Ориентируясь на эти признаки, юридической наукой выработаны определенные подходы к разрешению ряда типичных вопросов, возникающих в судебной практике.

Прежде всего необходимо четко различать владельца источника повышенной опасности и лицо, которое осуществляет управление источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем этого источника (водитель, машинист, пилот, оператор и т. д.).

Такое лицо владельцем источника повышенной опасности не является и потому непосредственной ответственности перед потерпевшим не несет. Оно может быть привлечено к имущественной ответственности лишь самим владельцем источника повышенной опасности в регрессном порядке с учетом характера тех договорных отношений, которые между ними существуют. При этом владелец источника повышенной опасности отвечает перед потерпевшим и тогда, когда вред причинен во внерабочее время или хотя бы в рабочее время, но не в связи с выполнением работником служебных обязанностей. Например, не имеет значения, совершен ли наезд на пешехода тогда, когда машина использовалась водителем в служебных целях, или тогда, когда водитель выполнял какой-либо «левый» рейс: в обоих случаях перед потерпевшим будет отвечать не сам водитель, а тот, кто является владельцем машины. Такой вывод обосновывается тем, что в обоих случаях владелец сам вверил непосредственное управление источником повышенной опасности конкретному лицу, за действия которого он и должен нести ответственность. И лишь в тех случаях, когда работник предприятия самовольно завладел источником повышенной опасности, владелец такого источника при наличии ряда дополнительных условий может быть освобожден от ответственности перед потерпевшим.

Проблема самовольного завладения источником повышенной опасности является более широкой и представляет собой следующий самостоятельный аспект рассматриваемого вопроса.

В соответствии с п. 2 ст. 1079 ГК владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если покажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. В таких случаях непосредственную ответственность перед потерпевшим несут лица, противоправно завладевшие источником повышенной опасности, например угонщики транспортных средств. В плане ответственности перед потерпевшим они приравнены к владельцам источника повышенной опасности, что вполне справедливо и оправданно. Сами же законные владельцы, лишенные помимо их воли господства над источником, по общему правилу, от ответственности освобождаются. Если, однако, в противоправном изъятии источника из обладания титульного владельца виновен он сам, ответственность за причиненный вред может быть возложена судом как на лицо, противоправно завладевшее таким источником, так и на его законного владельца. Ответственность владельца источника повышенной опасности может наступить, в частности, тогда, когда по его вине не была обеспечена надлежащая охрана источника с помощью обычных средств (например, машина оставлена владельцем незапертой с ключом зажигания). В этом и подобных случаях вред считается причиненным действиями (бездействием) как законного владельца, так и лица, противоправно завладевшего источником повышенной опасности. На каждого из них может быть возложена ответственность за причиненный вред в долевом порядке соразмерно степени их вины.

Немало сложных вопросов возникает при определении фигуры владельца источника повышенной опасности, ответственного за причинение вреда, тогда, когда объект, обладающий повышенной опасностью, принадлежит одновременно нескольким лицам, имеющим на него либо однородные (например, сособственники), либо разнородные права (например, собственник и лицо, которое пользуется источником повышенной опасности по договору с собственником). Здесь решающее значение приобретает материальный признак, а именно, кто осуществляет фактическое господство над источником, в том числе в момент причинения вреда.

Исходя из этого при наличии общей собственности супругов на источник повышенной опасности, например автомашину, в судебной практике к ответственности привлекается лишь непосредственный причинитель вреда, т. е. тот из супругов, который занимается непосредственной эксплуатацией автомашины, на кого она оформлена и т. п [3] .

При передаче источника повышенной опасности в хозяйственное управление пользователя, например по договору аренды транспортного средства, без предоставления услуг по управлению и технической эксплуатации, ответственность за вред, причиненный третьим лицам, несет сам арендатор. Напротив, при фрахтовании транспортного средства с экипажем ответственным за возможное причинение вреда продолжает оставаться арендодатель.

Если управление источником повышенной опасности передается другому лицу без оформления такой передачи, например за руль автомашины в присутствии собственника садится его родственник или знакомый, считается, что автомобиль при этом не выходит из обладания собственника, который как владелец источника повышенной опасности несет непосредственную ответственность перед потерпевшим.

Напротив, когда автомобиль, принадлежащий частному лицу, на основании властного предписания переходит во временное управление должностного лица, например, используется инспектором ГИБДД или оперативным работником для преследования лица, подозреваемого в преступлении, его владельцем на этот период становится соответствующий государственный орган.

Нередко вред потерпевшим причиняется действиями нескольких владельцев источников повышенной опасности, например, в результате столкновения двух автомашин пострадавшим оказывается пешеход или пассажир одной из автомашин. В такой ситуации солидарную ответственность перед потерпевшим несут оба владельца источников повышенной опасности независимо от того, кто из них виновен в дорожно-транспортном происшествии. Если вред потерпевшему возмещен по его требованию тем из причинителей, который является невиновным, он в регрессном порядке может переложить убытки на виновника ДТП.

Что же касается вреда, причиненного в результате взаимодействия источников повышенной опасности самим их владельцам, то он возмещается на общих основаниях (п. 3 ст. 1079 ГК). На практике это сводится к следующему:

а) вред, причиненный одному из владельцев по вине другого, возмещается виновным;

б) при наличии вины лишь владельца, которому причинен вред, он ему не возмещается;

в) при наличии вины обоих владельцев размер возмещения определяется соразмерно степени вины каждого;

г) при отсутствии вины владельцев источников повышенной опасности во взаимном причинении вреда (независимо от его размера) ни один из них не имеет права на возмещение (п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г .) [4] .

Лицом, управомоченным на возмещение вреда, является потерпевший, т. е. то лицо, имуществу или здоровью которого причинен вред. В случае смерти потерпевшего право на возмещение вреда возникает у его иждивенцев в связи с потерей кормильца.

В течение длительного времени в нашей стране из числа потерпевших, перед которыми владелец источника повышенной опасности отвечает независимо от вины, были исключены его работники, т. е. именно те лица, которые ближе всех соприкасаются с вредоносными свойствами источника повышенной опасности. Считалось, что, уплачивая страховые взносы за своих работников, владелец источника повышенной опасности выводит себя из зоны ответственности за вред, причиненный невиновно, хотя бы это и произошло в силу воздействия источника повышенной опасности. С принятием Основ гражданского законодательства 1991 г [5] . и второй части ГК [6] положение в этой области кардинально изменилось. В настоящее время вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, возмещается на общих основаниях, в том числе и с учетом правил, закрепленных ст. 1079 ГК.

[1] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г . № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1994, № 7

[2] Сергеев А.П. Толстой Ю.К. Гражданское право: учебник в 3 Т. 4-е изд. допол. и перераб. – М.: ТК Велби Изд-во Проспект, 2004 С. 51

[3] Сергеев А.П. Толстой Ю.К. Гражданское право: учебник в 3 Т. 4-е изд. допол. и перераб. – М.: ТК Велби Изд-во Проспект, 2004 С. 53

[4] Сергеев А.П. Толстой Ю.К. Гражданское право: учебник в 3 Т. 4-е изд. допол. и перераб. – М.: ТК Велби Изд-во Проспект, 2004 С. 54

[5] Основы Гражданского Законодательство Союза ССР и республик (утв. ВС СССР 31 мая 1991 г . № 2211-I) // Ведомости ВС СССР от 26 июня 1991 г ., № 26, ст. 733

[6] Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 января 1996 г . № 14-ФЗ // СЗ РФ от 29 января 1996 г . № 5 ст. 410

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector